Главная Статьи Обзор Фермеры Калмыкии оказались на грани банкротства из-за засухи
×

Ошибка

There was a problem loading image tarbaev.jpg
There was a problem loading image delo2.jpg
There was a problem loading image koronavirus2.jpg
There was a problem loading image provoda_led.jpg
There was a problem loading image gololedica.jpg
There was a problem loading image arest1.jpg
There was a problem loading image taxi.jpg
There was a problem loading image koronavirus1.jpg

Фермеры Калмыкии оказались на грани банкротства из-за засухи

Из-за засухи в Калмыкии погибли почти три миллиона гектаров пастбищ, ущерб составил 1 млрд 80 млн рублей, сообщил минсельхоз региона. Фермеры теряют поголовье скота, а власти не спешат на помощь в чрезвычайной ситуации, заявили животноводы. Об этом пишет «Кавказский узел».

Власти Калмыкии ввели 22 июля режим чрезвычайной ситуации прежде всего для оценки ущерба, причиненного засухой, пояснил корреспонденту «Кавказского узла» заместитель главы Минсельхоза Калмыкии Сергей Антонов. «Теперь мы знаем размер ущерба, точные границы чрезвычайной ситуации и принимаем все необходимые меры. В первую очередь министерством сельского хозяйства будет создан банк зернофуража и грубых кормов, чтобы упростить фермерам поиск продавцов и покупателей», – заявил замминистра.

По его словам, специальные районные комиссии обследовали три миллиона гектаров и выявили гибель пастбищ на территории 2,8 миллиона гектаров. «В хозяйствах пострадавших районов находится 280 тысяч голов крупного рогатого скота и 1 миллион 958 тысяч голов овец и коз. Чтобы не допустить гибели этого поголовья, потребуется дополнительное приобретение зернофуража, грубых кормов. Ущерб от потери самой пастбищной массы мы оцениваем в 800 миллионов рублей. Плюс вынужденная закупка и транспортировка кормов – в итоге получается 1 миллиард 80 миллионов рублей», – сообщил Антонов.

Фермеры сами будут приобретать и перевозить корма, уточнил представитель Минсельхоза. «Но мы обратились за помощью в федеральный центр: министерство сельского хозяйства по своей линии, правительство республики – по своей. Просим найти возможность частично возместить затраты фермеров», – добавил Антонов.

Он сообщил, что предыдущая засуха в Калмыкии была в 2016 году, но в тот раз ущерб от нее не был настолько масштабным. «На моей памяти такая засуха впервые. В 2016 году у нас погибли зерновые и яровые культуры. Пастбища пострадали, но не до такой степени, как сейчас. В этом году весной были заморозки до минус десяти. Растения ослабли, а потом настала жара и до сегодняшнего дня в южных и юго-восточных районах нет осадков. Это привело к тому, что на значительной территории Калмыкии пастбища полностью погибли. Температура почвы достигала 68 градусов», – рассказал Антонов.

Замминистра сельского хозяйства не подтвердил информацию Центрального хурула о том, что четырехдневный ритуал «на устранение засухи и прочих природных катаклизмов" проводился монахами 27-30 июля по просьбе министерства. «В хурул мы официально не обращались. Но животноводство – это традиционная отрасль сельского хозяйства Калмыкии. Многие наши чабаны – приверженцы буддийской традиции. Возможно, они обратились. Фермеры сейчас принимают все меры, чтобы уменьшить свои потери. В том числе прибегают к помощи религиозных практик. И в первый день ритуала, как мы знаем, дождь пошел – и в Элисте, и в некоторых районах. Но сейчас для нашей растительности в первую очередь требуется снижение температуры. Корневая система еще не погибла», – отметил Антонов.

Животноводы пожаловались на трудную ситуацию из-за отсутствия корма и помощи от властей

Из-за засухи на животноводческой стоянке пересох колодец, поэтому воду приходится возить из Элисты, рассказал фермер из Ики-Бурульского района. «Купили подержанный КамАЗ с бочкой на 40 кубов, один куб – это 50 литров. Возим из города – за 40 километров. Соседи тоже купили водовозы. Заказали на днях сено, ждем. Я в степи с 2004 года работаю, такая засуха на моей памяти впервые – чтобы травы вообще не было. Жара у нас каждое лето, но подкармливать овец раньше не приходилось. А сейчас почти каждый день один-два ягненка падают. Матки пока держатся, но сильно похудели, ослабли. Ягнята их еще сосут. Отобьешь – ягненок не выживет», – рассказал животновод корреспонденту «Кавказского узла». Он уточнил, что в его хозяйстве полторы тысячи овец.

На помощь государства фермер особо не рассчитывает. «Совхозов, колхозов уже нет – мы частники, никто нам помогать не будет. Возможно, какие-то дотации появятся. Но когда это будет… Самим надо как-то выкручиваться. Хотя государство, конечно, в некоторых моментах должно помогать сельскому хозяйству. Вот сейчас у нас саранча не уходит. Они (насекомые) не меньше засухи степь опустошили. Государство считает, что фермеры сами должны защищать степь от вредителей. Но для нас это очень дорого. К тому же надо всю степь сразу обрабатывать, раньше авиацию для этого подключали. А когда в разное время каждый на своем участке травит – толку нет», – отметил владелец животноводческой стоянки.

Примерно по ягненку в день теряет и фермер из Яшкульского района. «Степь выгорела, саранча все поела. Воду возим из канала – на своем водовозе. У нас вместе с ягнятами где-то 400 голов овец. Уже, наверное, 30 ягнят потеряли. Почти каждый день падают. После объявления режима ЧС никто из представителей властей с нами не общался, не спрашивал о проблемах. Хотели подать заявку на грант в Минсельхоз, но документы у нас не приняли», – рассказал он корреспонденту «Кавказского узла».

По словам фермера из Целинного района, скот у него заметно отощал в последние недели, при этом он назвал ситуацию терпимой. «Зимой снега не было, а летом – саранча, солнце, ветер. Все это сказалось, конечно. Пастбища оскудели, но пока скот обходится подножным кормом. У нас 130 голов КРС, 400 – овец. Падеж еще не начался, но скот уже заметно сдал. Коровы, может, и легче бы переносили сегодняшние условия, но их телята сейчас сосут. В сентябре, видимо, придется подкармливать. Дождь ждем – чтобы трава поднялась. С водой у нас все нормально, колодец есть. Главная проблема – пастбище», – сказал животновод корреспонденту «Кавказского узла».

Сохранить поголовье удается пока и фермеру из Черноземельского района. «Пастбище у нас почти голое. Но вода есть – неподалеку артезианская скважина. Мы в этом году отбили ягнят раньше, чем обычно, сейчас пасем их отдельно от маток. У нас 600 голов овец и примерно столько же ягнят. Пока овцы на подножном корме. Падежа не было. Саранча появлялась в июне, но уже ушла. У нас тут ветер сильный, влаги нет, травы нет – так что нашествие было коротким», – рассказал он корреспонденту «Кавказского узла».



Добавить комментарий